27.10.2021 04:30

Мы в ВКонтакте Мы в Facebook Мы в Twitter Мы в Instagram Мы в Одноклассниках Мы в Telegram Наша RSS-лента

«Ксендз Бонецкий» – станет ли лучший фильм «Флаэртианы» некрологом для католической церкви?
Источник: пресс-служба «Флаэртианы».

07.10.2021

В Перми завершился очередной фестиваль документального кино «Флаэртиана», лучшим фильмов признана картина польского кинорежиссера Александры Поточек «Ксендз Бонецкий». К сожалению, ни одно издание (!) не подготовило рецензии на фильмы, казалось бы крупного кинособытия, ограничившись лишь перепечаткой пресс-релизов.

Поэтому, подождав некоторое время (надежда умирает последней) я все-таки решил хоть немного исправить сложившуюся ситуацию и рассказать о своих впечатлениях о лучшей картине фестиваля.

Фильм «Ксендз Бонецкий» повествует о возрастном польском священнике, ставшем за долгую свою профессиональную карьеру личностью легендарной и авторитетной. Свой статус он заслужил, как вероятно должен это воспринимать зритель, высоким героизмом своего духа, заключающимся в самоотверженном служении богу и человеку.

Именно таким предстает перед нами главный герой фильма, жизнь которого состоит из бесконечных интервью, раздач автографов и общения с паствой.

Благородное и умное лицо священника должно настроить зрителя на философский лад, который заставит как воздух глотать каждое слово, каждую мысль непогрешимого старца. И не просто глотать, но и мотать на ус. Режиссерская заслуга здесь в том, что образ священника был создан таким образом, что его устами молвит как бы сама истина, исключая малейшую возможность для сопротивления ей. Все что говорит ксендз Бонецкий – это правда и точка.

Давайте попробуем разобраться в том, что нам говорит священник.

С самого начала фильма мы постоянно становимся свидетелями все повторяющейся картины – к мудрецу приходят верующие, задают казалось бы банальные, но волнующие их вопросы о бытие и вере. И какова же реакция святого отца? Ее попросту нет, церковь не дает ответа страждущим – вот один из основных посылов фильма, ведь один из старейших представителей святого престола, является собирательным образом всей вселенской церкви, которая устала от своей паствы, которая не хочет ее даже стричь, она просто хочет от нее отделаться. Так и ксендз Бонецкий желает отделаться от паствы, он не спорит с оппонентами, потому что нет в нем, а значит и в церкви, жизненного огня.

Огонь, который сделал Христианство мировой религией, заставлял десятки тысяч людей силой меча утверждать ее среди неверных. Этот огонь угас. Именно об этом фильм Александы Поточек. В одном из импровизированных интервью священник трагически размышляет над пройденным путем: «иногда я венчаю тех, кого крестил в младенчестве, но я точно знаю, что тех кого крещу сегодня, я никогда не буду венчать».

Да, католическая церковь уже не будет никого венчать, она при смерти – таков вывод автора фильма.

Заканчивается сей шедевр откровением самого ксендза, в котором он зачитывает свой символ веры: в какого бога он не верит. На первый взгляд все прелестно, если резюмировать, то он не верит в бога войны, но верит в бога мира, не в бога как центра мироздания, а в бога, поместившего в центр вселенной человека.

Но если прислушаться повнимательней, то он верит в бога, который презирает человека, в бога, которому нет надобности в сильном, сражающемся человеке, в бога, который, если еще не умер, то уже вот-вот готов, чтобы испустить свой дух.

Выбирая лучший фильм «Флаэртианы» классик документального кино Ежи Складовский мотивировал свой выбор тем, что уникальным фильм делает идея. Пожалуй, я готов с ним согласиться, но с оговоркой – уникальным фильм делает уникальная идея. Какое-то новое слово или мысль. К сожалению, в «Ксендзе Бонецком» идея неоригинальна, она давно уже разобрана по косточкам многочисленными кинематографистами, а до них многочисленными философами. После знаменитого тезиса Фридриха Ницше «Бог умер», говорить о смерти бога или веры становится как-то пошло, особенно в кинематографе.

Думая над тем, как завершить рецензию мне пришла в голову мысль… Конечно же фильм «Ксендз Бонецкий» служит не искусству, а политике. Наряду с другими подобными по задумке лентами он все стремится вбить гвоздь в крышку гроба католицизму. Но! Быть может, если это желание столь стойко, столь очевидно и столь яростно, то с католичеством еще не все так плохо, как в этом нас пытается убедить ксендз Бонецкий?

Читайте также: Бесы и Достоевский: сдвинется ли с мертвой точки проект установки памятника к юбилею писателя?

Антон Исаков


Рассказать на своей странице:
Актуальные новости
Делитесь новостями

Делитесь первыми самыми свежими
и актуальными новости с друзьями!

Яндекс.Метрика